HOW TO MAKE IT IN AMERICA: МАРИНА КАПРАЛАУ О ЖИЗНИ В США

HOW TO MAKE IT IN AMERICA

Я прожила в Штатах больше трети жизни. Здесь я, в буквальном смысле слова, заново училась говорить, совершала ошибки, расклеивалась и заново сгребала себя в кучу, собирала свою стаю… Моя история не сказочная и не героическая, но честная. И она совсем не о прелестях эмиграции. Моя история скорее о том, как не потерять курс на свой истинный север, вне зависимости от локации.

Как я здесь оказалась.

В страну 20-летнюю меня привезла моя смелая мама, которая отчаялась понимать, что в Украине у нас сестрой было мало шансов на светлое будущее. И мы, конечно, безумно ей благодарны, потому что, не смотря на культурный шок и тоску по дому первые несколько лет, мы получили возможности, о которых когда-то не смели даже мечтать.

Можете начинать бросать в меня «цифровые камни», но полюбить город Ангелов мне пришлось себя заставлять. Избалованный европейской чёткостью и уютом глаз, упорно отказывался привыкать к низким картонным зданиям, безвкусно оформленным витринам магазинов и бесконечным хайвеям. К счастью, получив возможность свободно передвигаться по миру с американским паспортом, я научилась смотреть и на свой, теперь уже родной, город–с его каньонами, дикими пляжами, историческими голливудскими закоулками, горными тропинками и изумрудным сиянием виноградников–с восхищением туриста. А этим летом, я совершила дорожное путешествие через всю страну (от Калифорнии до штата Мэн), пожила в Пенсильвании и Нью-Джерси и поняла, насколько разнообразна природа, культура и, в целом, жизнь в разных частях Америки. В общем, как сказал герой Виктора Сухорукова в фильме «Брат 2»: «Я остаюсь!»

HOW TO MAKE IT IN AMERICA

Мозг просто отказывался конвертировать непривычные звуки в соответсвующие образы.

Трудности перевода.

Я учила английский язык с первого класса, закончила спец. школу, посещала языковые курсы, но ничто из этого не подготовило меня к погружению в среду. Мозг просто отказывался конвертировать непривычные звуки в соответсвующие образы и вместо того, чтобы выполнять свою прямую работу, орал на меня благим матом по-русски что-то вроде: «Ну что же ты, курица, тут делаешь, если не можешь поучаствовать в элементарном разговоре?»

Спустя пару месяцев после того, как самолёт компании Аэрофлот благополучно доставил меня в аэропорт LAX, я устроилась работать секретарём к дяде, у которого было несколько школ по подготовке охранников. Помню, как не могла объясниться с клиентами и они бросали трубку или советовали мне «подтянуть» английский. Я рыдала в туалете и по вечерам с сестрой до рези в глазах смотрела «Друзей» в оригинале.

Решение держаться подальше от русскоязычной тусовки и выходить из зоны комфорта каждый день стало моей первой победой в плане адаптации. Переломный момент я не забуду никогда–в наушниках играла песня Emimem «Lose Yourself» и я вдруг осознала, что понимаю каждое слово. Но этому упоительному открытию, конечно, предшествовали месяцы лингвистического ада.

HOW TO MAKE IT IN AMERICA

В наушниках играла песня Emimem «Lose Yourself» и я вдруг осознала, что понимаю каждое слово.

Ученье–свет.

С учёбой я решила не затягивать и сразу записалась на курсы английского в местной вечерней школе, а осенью поступила в колледж. Процесс шёл с очень громким скрипом. Я не понимала элементарных вещей: на какие классы записаться, как подать на стипендию, как готовиться к тестам… Когда я явилась на свой первый экзамен по истории и профессор спросила, где мой scantron (шаблон для тестов, на котором нужно отмечать ответы) я долго смотрела на неё непонимающим взглядом, а потом расплакалась и убежала, прям как в кино. Первый год учёбы был для меня практически потерян, потому что я с треском заваливала классы, которые, к тому же, были мне абсолютно не нужны.

Мой общий балл был критически низким–примерно 2 из 4, и я чувствовала себя абсолютно бестолковой, пока не поняла, что только тот, кто предупрежден, тот вооружён. Тогда я провела разьяснительную бесседу со своим напыщенным эго и стала просить совета у друзей, проживающих в США давно, зависать на сайтах университетов, строить чёткий план на каждый семестр и следовать ему. Если мой колледж не предлагал определённые предметы во время коротких семестров (летних и зимних), я записывалась в другой и брала их там (система это позволяет). Ездить нужно было очень далеко, но это приближало меня к заветной цели.

Поскольку я работала шесть дней в неделю, мне понадобилось четыре года, чтобы набрать все необходимые классы по общему образованию и специальности. Мой день выглядел примерно так: я просыпалась, собиралась, 1.5 часа ехала на автобусе (позволить себе машину я смогла только на пятом году эмиграции) на работу, благо там я была занята в меру и у меня оставалось время читать учебники и делать кое-какую школьную работу (спасибо, дядя!). В 5 я заканчивала и опять же, на автобусе 1.5 часа ехала в колледж, где с 7 до 10 вечера училась. Недосып был моим привычным состоянием, потому что по ночам я продолжала «грызть гранит», но старания, конечно, окупились–мой общий балл вырос до 3.8 и я готова была подавать документы в университеты.

Первый ответ пришёл из университета Пеппердин, который знаменит своим живописным кампусом на холме в Малибу. Меня не приняли. Тогда мне казалось, что всё потеряно, что мечты о престижном ВУЗе можно хоронить с музыкой. Но через месяц, я получила ответы из Калифорнийского университета в Ирвайне и (о Боги академии!) из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Я стала студенткой одного из лучших университетов в мире, на факультете английского языка и литературы со специальностью креативное письмо, куда допускается не больше 12 студентов в четверть. Это был поистине триумф и именно профессора Калифорнийского университета, в итоге, окончательно вылепили из меня журналиста и писателя.

HOW TO MAKE IT IN AMERICA

Позволить себе машину я смогла только на пятом году эмиграции.

Карьера.

Офис-менеджер, помощник литературного агента, журналист-фрилансёр, координатор проектов, редакционный продюсер–только несколько наименований из длинного списка занимаемых мной должностей в последние 12 лет. Я совершила огромное количество ошибок в карьере: думала, что с моей специальностью невозможно хорошо зарабатывать, боялась просить повышения и прибавки к зарплате, не интересовалась и не пользовалась всеми льготами, которые предлагали компании… Например, медиа-агенство, в котром я работала последние пару лет, выделяло $500 каждому сотруднику на повышение квалификации, но в первый год я не воспользовалась этой привилегией. На второй год у меня хватило ума взять класс по поисковой оптимизации в своём родном Калифорнийском университете и дополнить резюме очередным достижением и подтверждением своей профессиональной пригодности.

Пройдя довольно тернистый путь, я научилась выгодно продавать свои квалификации на рынке труда, защищать своё время, чтобы соблюдать здоровый баланс между работой и личной жизнью и не выгорать. Также, я научилась не соглашаться на первое предложение и когда подписывала документы на последнюю должность, торговалась о лучших условиях: больше денег и более высокая должность. В итоге, меня приняли как старшего продюсера контента, а не просто продюсера контента, что предполагалось изначально.

HOW TO MAKE IT IN AMERICA

Я научилась не соглашаться на первое предложение.

Образ жизни.

Переезд в Штаты изменил многое в моём образе жизни и восприятии мира. Все вредные привычки как-то сами собой отвалились в течение первых двух лет. Жизнь в Калифорнии, где круглый год тепло, обеспечивает доступ к свежим овощам и фруктам, что помогает мне придерживаться пескатарианско-вегетарианской диеты. А общая культура страсти к спорту у жителей города Ангелов вдохновляет регулярно бегать и, с недавних пор, заниматься сап-бордингом. Сумасшедший образ жизни требует управления уровнем стресса, так что я серьёзно отношусь к осознанности и медитациям. Оставаться в дзене мне также помогает практика минимализма и желание оказывать минимум негативного влияния на окружающий мир.

Ещё одна вещь которую американцы, по моему мнению, делают очень хорошо–это управление финансами. У них я научилась не только зарабатывать и экономить, но и вкладывать и преумножать свой капитал (о том, как я избавилась от долга размером в $50,000 и начала вкладывать деньги в акции скоро на TCGS).

HOW TO MAKE IT IN AMERICA

Что дальше?

У меня большие планы и не все они связаны с США. Я хочу строить бизнес в Украине, создавать рабочие места, платить налоги и улучшать экономику, потому что не хочу обрывать связь с родиной и культурой. А также, хочу продолжать бесконечно вдохновляться её историей и фольклором в своих творческих проектах.

Чтобы задать Марине вопрос анонимно, пиши в директ на plume.et.encre

%d bloggers like this: